You are viewing myth_economics

Вот кто-то сказал однажды, и все подхватили. А теперь уж и собаке лаять не надо, ветер свое дело делает, знай себе носит.

Так рождает спрос предложение или нет? Или наоборот? А если все же рождает, то в каких случая и много ли их?

С другой стороны, мы тут ранее писали, чтобы производители не особо оглядывались на нужды потребителей, а делали, что им разум и интуиция подсказывают. Но ведь сколько предпринимателей именно так и начинали свое дело и заканчивали ничем. Или даже выпускали товар, казалось, перспективы самые радужные впереди светили, а потом бац, и все куда-то не туда пошло, пошло и пропало дело. Наверное, каждому такие примеры удастся припомнить. Не из своего, надеюсь, опыта, но из чужого уж точно.

Вот интересно, каждую ли идею можно спасти, любой ли товар продать или все же некоторые изначально обречены на провал, как ни крути и что ни делай. А если так, то можно ли их распознать заранее? А если да, то как? Т.е. я имею в виду, что и идея всем хороша была, и интуиция все правильно подсказывала, а причиной неудач, возможно, уже какие-то технические моменты стали или управленческие - что-то недоглядели, где-то недосчитали, в чем-то на авось понадеялись?

Все-таки вопрос инноваций далеко не простой. Одними деньгами не решается. И везением тоже. Я поэтому могу понять наших госбизнесменов, что они не спешат обновляться и широко шагать в нанобудущее (вот тут почитайте). Ведь случись неудача, их скорее за такую "инициативность" схарчат, чем за бездеятельность. А она очень даже легко может случиться в таком деле. Иди потом доказывай, что ты не верблюд. И президента могу понять. Конечно, ему легко говорить. Делать все равно другим придется. И отвечать.

И все же, вы продолжаете верить, что спрос рождает предложение?

Надежда на потребителя

Знать своего потребителя, его запросы и нужды - мечта любого маркетолога. Часто от бизнесменов можно слышать, - особенно в контексте обсуждения новых идей, планов по развитию бизнеса, разработки новых продуктов и услуг, - мы, мол, хорошо знаем свою аудиторию, ей это не нужно, она этого не одобрит, не примет, следовательно, и нам хорошо не будет.

Чушь! Миф! Ничего потребитель сам, по большому счету, не знает из того, что он хочет и что ему нужно. Нет, конечно, он знает, что хочет купить такую-то модель фотоаппарта или марку автомобиля, но уже только после того, как они выпущены и у него все уши завешаны лапшой на предмет необходимости этих товаров в его хозяйстве, о том, что теперь ему без них не прожить и дня. Поэтому для предпринимателя идти на поводу у потребителя - последнее дело, "до свидания" всему бизнесу и всем планам по развитию и расширению.

Неужели вы думаете, что кто-то из потребителей может сказать, какой будет (должна быть) новая модель iPad или Ferrari? Неужели вы думаете, что кто-то из тех людей, кто разрабатывает эти товары, действительно слушает мнение каких-нибудь михаэлей и вильямов о том, как должна идти линия крыла у новой модели Aston Martin или какого цвета взять бриллианты для новой серии от Bvlgari? Смешно! Если так, то какого, спрашивается, все эти фирмы хранят свои разработки пуще самой-рассамой гостайны? Да и простой булочник не будет советоваться ни с какой мартой, какой хлеб ему выпекать, реши он что-нибудь поменять в своем ассортименте.

Так что забудьте про потребителя, делайте так, как вам нравится и можется, а потребитель съест все, что вы ему ни предложите. И если ему что-то не понравится, то свято место пусто не бывает. Придут другие.

Конечно, какой-нибудь особо беспокойный и требовательный потребитель может сам решить свою проблему, не найдя на рынке товар, который мог бы удовлетворить его потребность так, как ему хочется. Но в таком случае он сам становится предпринимателем. А это уже совсем другая разница.
Кто из нас не слышал полные ностальгических ноток воспоминания людей более старшего поколения о безвозвратно ушедших временах, когда солнце светило ярче (кстати, с точки зрения физической науки это как-то, наверное, таки и можно обосновать), и яблоки были слаще, и ботинки не жали, и... деловые люди умели держать свое слово "не то, что нынешнее племя".

Нет, правда, кто не слышал легенды про "крепкое купеческое слово", кто не помнит купца Вожеватова (герой Виктора Проскурина) в "Жестоком романе", который не может нарушить слово, данное Кнурову (А. Петренко), и помочь Ларисе? Теперь есть чем попрекать нынешних "горе-бизнесменов", дескать, ничего святого, поизмельчали, слову своему не хозяева, вот то ли дело раньше времена были с нравами заодно!

Но так ли безоблачно прошлое?

...продолжение следует...
Как-то, не помню уже по какому каналу и чьего производства, смотрел я передачу про Шотландию. Там рассказывали о том, как в давние-давние времена жили на островах люди, которые занимались пиратством. Да так, что все моряки старались обходить их стороной. Причем, они не занимались пиратством в том смысле, к которому мы сейчас привыкли - открытым разбоем, нет. Но, если какое судно терпело крушение возле их берегов, то уж на спасение жизней морякам, не то что оставшегося имущества (и возвращение его законному владельцу) рассчитывать не приходилось. А поскольку воды окрест были сложные для мореплавания, а штормы частыми, то и в подобных подарках судьбы население этих островов недостатка не испытывало.

Создатели фильма и те, к кому они обращались за комментариями объясняли и оправдывали подобное поведение островитян суровыми условиями жизни, необходимостью постоянно бороться с природой (конечно, кто из из нас не помнит "Тружеников моря", например, чтобы представить себе все невзгоды, наваливающиеся на человека, живущего у моря) не то что за жизнь, - за выживание. Это, дескать, и сделало их такими суровыми и, порой, беспощадными.

Если этот фильм делали люди далекие от истории, то можно понять и простить подобную логику. Но если фильм делали люди с претензией на историческую правдоподобность, - а фильм не художественный, а, скорее, научно-популярный, - то подобные ляпы вряд ли можно простить. Но вот так мифы и рождаются.

Все дело в том, что в Средневековой Европе повсеместно и на протяжении едва ли не нескольких столетий действовало так называемое береговое право, которое подразумевало право суверена и его людей на всё имущество, которые оказалось прибитым и выброшенным на берег его земли в результате кораблекрушения. Поэтому шотландцы на полном основании, как и датчане, как и немцы, как и англичане, как и французы, голландцы, бельгийцы, русские и прочие, и прочие народы считали всё это добро своей законной собственностью. Да, правда, что часто терпящим кораблекрушение людям не оказывалось (намеренно; догадайтесь, почему?) никакой помощи в деле их спасения, а кто-то из населения, наверняка, им ещё и содействовал в деле ухода ко дну. Но такие времена были.  Поэтому совершенно кажется необоснованным выделять на том историческом фоне шотландцев как более варварский, жестокий и кровожадный народ.

Береговое право доставляло существенные неудобства делу развития дальней торговли. В разное время различные союзы и корпорации купцов выторговывали себе особенные привилегии в части нераспространения берегового права на имущество тех купцов, которые были их членами. Так, например, очень активно и весьма успешно отстаивал свои интересы Ганзейский союз по всей территории Северной Европы, генуэзские, венецианские и флорентийские купцы, имевшие одно время монополию на торговлю в Средиземноморье, а позднее голландцы и англичане.

Так что будьте внимательны к фактам, вырванным из контекста. Очень часто на поверку они говорят нам совсем о противоположном. И не бойтесь шотландцев. Милые и мужественные люди!
Сразу оговоримся, что речь пойдет не о [сомалийских] пиратах, а о тех, кто занимается контрафактной продукцией.

Так вот вопрос: так ли они страшны и вредны для экономики (для отдельных производителей, отраслей), как это принято представлять?
Данный вопрос возник в связи с очередным "крестовым походом" против пиратства.

Прежде чем отвечать на этот вопрос, попробуйте ответить на другой:

Лицензионный DVD с фильмом стоит 300 рублей. За последнюю неделю (месяц) через файлообменные сети было скачано 100000 копий фильма "ИксИгрекЗет". Сколько составил ущерб?

- Имея шесть государственных академий, высококвалифицированный персонал в научных учреждениях и на производстве, в инновационном направлении мы развиваемся крайне медленно. Три-четыре процента - вклад инновационной составляющей в экономический рост - это недопустимо мало. Нужно же, как в ведущих странах, 50-70%. Не может устраивать ситуация, когда в мировом рейтинге числа изобретений мы находимся в четвертом десятке. А в лидерах Финляндия, где ученых меньше, чем в каждом из округов Москвы, - бает Владимир Зернов, председатель Совета Ассоциации негосударственных вузов России, ректор РосНОУ (источник: РГ).

Не совсем понятно, что конкретно, какой именно вклад имел в виду г-н Зернов, приводя данные цифры, но что-то подсказывает, что именно так мифы и рождаются.
Инновации и экономический рост во многом и для экономистов до сих пор черным ящиков являются. А уж для руководителей разного уровня и подавно. И тем не менее они с завидным упорством склонны верить, что инновации это именно то самое, что определит для России качественно новый уровень (какой и чего?).

Кто на свете всех...?

На самом деле не совсем в тему, зато очень наглядно в плане демонстрации вездесущности и глубины проникновения мифов в нашу жизнь.

Итак, возьмите и спросите, например, американца по какому-нибудь спорному вопросу, например, научному или техническому, кем впервые был решен (предложен, открыт и т.п.) данный вопрос? С большой долей вероятности вы получите однозначный ответ, догадаться о котором, думаю, не сложно.

В качестве примеров можно привести:
1. из биологии  - случай с открытием метода секвенирования ДНК Максамом и Гилбертом (их имена метод и носит, а Гилберт получил за него ещё и нобелевскую премию), хотя идею предложил наш ученый А.Д. Мирзабеков (Гилберт не мог об этом не знать, так как Мирзабеков тогда работал у него в лаборатории; но профессиональная этика, в том числе ученых - это уже тема другого моего блога).
2. из медицины - синдром Иценко-Кушинга. Многие за рубежом так и продолжают называть болезнь, связывая её только с именем канадца Кушинга, хотя он сделал свое открытие спустя 8 лет после Иценко; правда, скорее всего, самостоятельно.
3. из экономики - правило Слуцкого и правило Хикса об эффекте замещения и эффекте дохода. В данном случае следует признать, что Е.Е. Слуцкий - один из немногих русских экономистов, которых знают и признают в Америке, но это отнюдь не касается "рядовых" тамошних экономистов. Ещё меньшее их количество знает о российском происхождении таких экономистов, как Дж. Маршак, С. Кузнец, А. Лернер, В. Леонтьев и многих других.

Если кто захочет, то может продолжить данный список. Очень интересно также будет узнать, сможет ли кто-нибудь найти контрпримеры.
 

О laissez faire

Фернан Бродель сказал, что laissez faire - это миф.
Нынешний кризис ещё больше утверждает нас в мысли, что во всех рукотворных делах само по себе ничего не делается и не самообустраивается.
А ещё историкам и людям прочих специальностей в отличие от экономистов как-то лучше удается смотреть на мир мимо розовых очков.

Принцип Парето

Принцип Парето, известный также, как правило 80/20.
-------------------------------------------
Вот здесь вот - да и не только, наверное - время от времени возникают дискуссии по поводу так называемого принципа, или правила Парето (Pareto rule): 1, 2, 3, 4, и т.д.
-------------------------

Как-то известный итальянский экономист Вильфредо Парето обратил внимание, что 80% богатства страны принадлежит 20% населения. Обратил...и успокоился на этом. А вот Джозеф Джуран (Joseph M. Juran) решил не проходить мимо. Собственно, он и "оформил" данное наблюдение Парето в виде принципа, или правила, усилив его ещё рядом примеров. Например, что 80% выручки обеспечивают 20% клиентов и т.д.

На самом деле, правило не является столь строгим, поэтому вряд ли заслуживает того внимания, какое ему уделяется ныне в управленческой среде. Уделяется явно по незнанию. (Кроме того, известны также "правила" с другим распределением, например 90/10).

Для анализа уровня неравенства между наиболее богатыми и бедными слоями населения в экономике используется коэффициент Джини (также по имени другого итальянского ученого). Чем коэффициент выше, тем больше разрыв в доходах населения. Если бы правило Парето действительно описывало какую-то закономерность, то это соотношение оставалось бы неизменным во времени и было бы безотносительным к национальной принадлежности экономики. Однако, наблюдения показывают, что страны существенно различаются по уровню неравенства - в менее развитых странах диспаритет в доходах выше, чем в развитых, соответственно, выше и коэффициент Джини. В то же время коэффициент со временем может меняться в зависимости от изменений в структуре экономики, а законодательстве, в институциональной среде государства.
При этом, как показывают исследования, увеличение разрыва между бедными и богатыми характерно также и для развитых стран. Так, например, в последние годы в США коэффициент Джини демонстрировал тенденцию к росту.

Таким образом, люди, принимающие решения, должны с особым вниманием относиться к подобного рода упрощенческим взглядам на экономическое и социальное устройство человеческих отношений и человеческого поведения, взглядам, весьма часто исповедуемым и демонстрируемым так называемыми «гуру» от менеджмента.

Profile

myth_economics
There are a lot of myths that govern our lives

Latest Month

October 2011
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031